Движение за спасение искусства татуировки в Японии

К сожалению, уже не первый раз живущие и работающие в наше время японские татуировщики подвергаются притеснениям со стороны своего государства. В руках японских чиновников находятся законы, регулирующие медицинскую деятельность в стране. И они, законы, являются отличным инструментом для наездов на представителей тату-индустрии Японии.

Всё началось с того, что полиция города Осака в апреле 2015 года вломилась в тату-студию которой владеет некий Taiki Masuda. Было объявлено, что он занимается соответствующей деятельностью, без обеспечения нужных норм безопасности. Такой вывод полиция сделала на основании того, что мастер не нашёл документы, подтверждающие то, что он легальным образом приобрёл необходимые ему в работе дезинфицирующие средства.

save tattooing in japan

История весьма неприятная. В тот день совершился наезд ещё на пять тату-студий в Осаке. Сам Taiki Masuda был приговорён к штрафу, но выплачивать его отказался считая, что вся эта ситуация происходит вне свобод, которые гарантируются ему конституцией страны. «Если я оплачу штраф, то это будет означать, что работа татуировщика в Японии является преступлением, и что все японские татуировщики являются преступниками. Произошла какая-то бессмыслица! Мы просто хотим делать свою работу» – комментирует ситуацию мистер Taiki Masuda.

Всё это послужило началом движения Save Tattooing in Japan, которое и организовал сам Taiki Masuda. Название говорит само за себя. В ряды поддерживающих его людей входят не только татуировщики, но и адвокаты, историки, медицинские работники, юристы и любые неравнодушные к текущей ситуации.

Целью этого сообщества является распространение достоверных сведений об искусстве татуировке и разрушении множества мифов и заблуждений в данной области. «Сегодня в Японии работает примерно 5000 татуировщиков и их деятельность никак не регламентирована. Татуировка в Японии и не разрешена, и не запрещена. Полиция оперирует законом о медицинской деятельности, который был принят в 1948 году! Его прямое прочтение ставит крест на искусстве татуировки в Японии» – говорит Taiki Masuda.

Многие юристы сочли случай с татуировщиками из Осаки весьма показательным и считают, что он является примером нарушения конституционных прав. В дело вовлечены профессиональные адвокаты, в результате чего судебное разбирательство длится и по сей день. Дело дошло до верховного суда Японии.

Всё это очень хорошо и интересно, но с момента, когда в студию мастера вломились полицейские, бизнес тату-салона мистера Taiki Masuda перестал функционировать! Тату-шоп практически прекратил своё существование – мастера разъехались по другим городам Японии, а сам директор погряз в юридических вопросах, отстаивая свою точку зрения.

Не смотря на существующую и сегодня в Японии мафию-якудза, эта страна является одной из самых спокойных в контексте криминальной обстановки. А за последние годы уровень преступности упал там до наименьшего показателя. Некоторые эксперты аргументированно доказывают, что подобные выходки полицейских являются ни чем иным, как демонстрацией своей силы и попыткой, что называется, освоить средства, которые выделены на их деятельность государством. Они сами искусственно пытаются создавать преступления и бороться с ними!

Естественно, в случае с наездами на тату-салоны одним из главных аргументов, оправдывающих весьма жёсткие действия полиции, является то, что татуировка рассматривается, как неоспоримое доказательство того, что тату-студия имеет тесные связи с преступным элементом.

На самом деле всё упирается в один ключевой вопрос – является ли татуировка медицинской услугой или нет? Кстати, и в России появились защитники правил асептики и антисептики, которые хотят признать татуировку услугой исключительно медицинской (сейчас по российским стандартам татуировка – это косметологическая процедура). Остаётся только представить, что ожидает многочисленные отечественные тату-студии, если татуировка станет медицинской процедурой.


Особая примета – Я не индеец и Вы тоже

У оперативника спрашивают – «Как Вы относитесь к татуировкам?» Он отвечает – «Весьма положительно, ведь по ним очень легко опознавать трупы». Увы, но этот злой анекдот очень близок к истине. Татуировка действительно является едва ли не самой яркой особой приметой, которая может помочь в розыске пропавшего человека.

я не индеец

В больницу города Акимовск (Запорожская область, Украина) поступила женщина, которая полностью потеряла память. Единственное, что она помнит – это, как она ехала в поезде, затем на автомобиле Камаз, а после неизвестно куда долгое время шла пешком.

Женщина не похожа на опустившийся элемент общества – речь её грамотна и связана, но она страдает тяжёлой формой амнезии. Главное, на её правой кисти красуется татуировка-надпись «Я не индеец», а на ноге, в каком именно месте не уточняется, подобное предыдущему тату-послание «Я не индеец и Вы тоже». Согласитесь, даже на фоне разгулявшейся сегодня тату-культуры, такие татуировки не могут остаться незаметными.

Тех, кто что либо знает об этом человеке, убедительно просят позвонить по номеру Центральной Районной Больницы Акимовска – (06131)6-13-80.


Популяризация татуировки на Ближнем Востоке и в Иордании

Два десятка лет тому назад никому, из проживающих в Иордании, и в голову не могло бы прийти, что татуировки в этой стране станут частью современной реальности. Иордания – это одно из самых консервативных исламских государств. Не смотря на то, что все страны Ближнего Востока имеют древние традиций украшения тел татуировкой, татуировка в них является тем, что первобытные народы обозначали словом «табу».

arab ink, каллиграфия, татуировка, иордания, ближний восток
Надпись на руке означает – «Я не боюсь смерти, я боюсь прожить жизнь, не будучи живым».

Как уже было сказано, отношение к татуировке на Ближнем Востоке меняется в лучшую сторону и подтверждением тому служит проект Arab Ink, создателем которого является фотограф по имени Bashar Alaeddin из Иордании. Концепцией проекта является отражение самовыражения человека посредством татуировки и арабской каллиграфии.

Сам создатель фото-проекта утверждает, что картину популяризации татуировки сейчас можно наблюдать во многих исламских странах: всё больше и больше людей обращаются к тату-искусству, не смотря харам (запрет), который налагают на подобное законы шариата. В основном фотохудожник демонстрирует работы тату-мастера, который работает под псевдонимом Huzz. Его тату-студия была открыта в 2007 году и стала первым подобным местом в Иордании.

«Моя цель – дать возможность выразить себя посредством татуировки. Каждый день ко мне приходят люди и рассказывают разные интересные истории, приносят ко мне что-то очень личное. Мне кажется, что я являюсь посланником тату-искусства в арабском мире, в котором практически каждый является противником татуировки. Но почему?» – комментирует свою деятельность татуировщик, полное имя которого Hazim Naouri.

arab ink, каллиграфия, татуировка, иордания, ближний восток

arab ink, каллиграфия, татуировка, иордания, ближний восток

arab ink, каллиграфия, татуировка, иордания, ближний восток

arab ink, каллиграфия, татуировка, иордания, ближний восток

arab ink, каллиграфия, татуировка, иордания, ближний восток

arab ink, каллиграфия, татуировка, иордания, ближний восток

arab ink, каллиграфия, татуировка, иордания, ближний восток


Ретушированые татуировки гангстеров: фото-проект Стива Бартона

Стив Бартон (Steven Burton) – английский фотограф и путешественник, его специализацией является портретна съёмка. Своими учителями он называет известных фотографов с именами Bruce Weber, Patrick DeMarchelier, Michael Roberts.

Сейчас мы представляем его фото-проект под названием «Skinn Deep – Looking Beyond the Tattoo» или «Глубоко под Кожей – Взгляд за Татуировки». Сутью данного проекта явилось то, что фотохудожник заретушировал татуировки нескольких бывших латиноамериканских уголовников, а затем продемонстрировал им результат, реакция последних фиксировалась на видео.

«Одной из целей проекта, что я ставил, было изучение той роли, которая играет татуировка в жизни бывших преступников. Хотелось найти ответ на вопрос: как к ним относится общество, а главное, как они сами к себе сейчас относятся? Всё получилось очень эмоционально, я очень многое узнал, общаясь с этими людьми. Я надеюсь, что мой проект поможет распространить информацию о том, что не все носители гангстерских татуировок являются опасными для общества, некоторые из них сами нуждаются в нашей помощи» – рассказывает фотограф. Ему понадобилось два года и в общей сложности более 400 часов чистого времени для того, что бы на фотографиях вывести татуировки с тел бывших заключённых.

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Francisco Flores – «Мои татуировки стали прошлой жизнью. Теперь они ничего не говорят обо мне, я другой. Я не хочу, что бы люди смотрели на мои татуировки, я хочу, что бы люди смотрели в первую очередь на меня! Твою мать, я хочу выглядеть так же, как на этой фотографии!»

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Dennis Zamran – «Если кто-то в автобусе не меня пристально смотрит, я ему говорю: чувак, что ты на меня смотришь, я в курсе того, что у меня на лице есть татуировки! Меня не волнует, что люди говорят и думают обо мне! Часто бывает, когда в автобусе никто не хочет садиться рядом с тобой, или старушки начинают судорожно хвататься за свои кошельки и сумочки. Кто-то предпочитает всю поездку стоять на ногах, чем сидеть рядом. А ещё, очень прикольно смотреть, как парень хватает свою девушку и начинает закрывать её от меня, когда я прохожу мимо по улице. Расслабься чувак, я просто иду домой с работы! Знаю, теперь это будет преследовать меня всю жизнь».

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Marcos Luna – «Мои татуировки могут рассказать Вам о жизни среди бездомных, злых, больных и вышедших из под контроля, людей. Всё это было моей жизнью. Мои татуировки, как книга, которая может рассказать о всём этом».

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Erin Echavarria – «Очень долгое время, каждый новый день я встречала с одной мыслью: хорошо, что я проснулась в тюрьме, а не в гробу! Я буду жить и в этот день, жизнь прекрасна! Каждый следующий день для меня был подарком. Сейчас я счастлива просто вдыхать свежий воздух! Но может случиться, что угодно: может быть, я вечером просто буду пить пиво со своими друзьями, или опять поеду в тюрьму за групповую драку, а может быть, меня просто подстрелят из проезжающей мимо машины. Я не хочу, что бы моя жизнь имела подобный сценарий, но и жить по общим правилам для меня слишком тяжело».

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

David Williams – «Мой сын для меня самая большая радость в этой жизни! Я люблю его до смерти! Я всё сделаю для него! Он уже сейчас, в своём пятилетнем возрасте, начинает задавать мне вопросы о моих татуировках, и я не знаю, что ему отвечать. Скажите ему, что Вы не обращаете на них никакого внимания! Рано или поздно он всё поймёт и я очень боюсь, что он вдруг захочет быть похожим на меня. Но, надеюсь, этого не произойдёт, ведь он меня будет знать совсем другим человеком».

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Calvin Hastings – «Где есть татуировки, там всегда будет масса стереотипов и предрассудков. Я не хочу, что бы Вы задёргивали занавеску в окне, когда я прохожу по улице. Я просто иду по улице».

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Vinson Ramos – «Никто не знает, что будет завтра. Я просто каждый день надеюсь на лучшее».

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

David Pina – «Если никто мне не даст работу, то я буду вынужден рискнуть возможностью опять вернуться в тюрьму».

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Phillip Mendoza – «В возрасте примерно в десяти лет я первый раз попал в тюрьму. С того времени я практически оттуда не выходил. Я ничего не знаю о нормальной жизни. Я видел лишь то, как продают наркотики или как банды разбираются между собой. Скоро моей дочке исполнится шесть лет и она думает, что я её личная раскраска!»

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Matthew Perez – «Тюремный священник мне сказал: я не дам тебе денег, но я могу дать тебе машину и работу, однако это ничего не изменит, это не даст ответы на те вопросы, которые ты задаёшь мне. Ты всё должен осознать сам, ты сам должен себя отремонтировать и создать заново».

Стив Бартон, Steven Burton, татуировки гангстеров

Mario Lundes – «Татуировки на моих веках говорят о том, что всё уже кончено. По местным меркам я очень долго живу, но я хочу видеть, как растут мои дети, как растут мои внуки. Я действительно хочу жить долго! У меня есть то, что я могу отдать обществу! Тюрьма изменила меня безвозвратно, когда я вышел на волю, я решил полностью отдаться господу бгу, пусть он дальше ведёт меня. Но мне очень тяжело: в тюрьме все знают кто я такой, они уважают меня, но как жить здесь на воле я понятия не имею. Люди на улице могут уставиться и пристально смотреть на меня. Они, наверное, думают, что я употребляю наркотики и ношу с собой оружие. Всё это я оставил позади. Сейчас я хороший человек, у меня всегда было доброе сердце, об этом все знают».


Страница 13 из 134...9101112131415161718...