Татуированные лица Бенина

Традиционная татуировка разных народов, живущих в затерянных на мировой карте местах, занимает не последнее место в творчестве французского фотохудожника по имени Eric Lafforgue. Встречайте очередной фото-отчёт о путешествии фотографа в Бенин.

Республика Бенин – это небольшая страна в центральной части западной Африки. Как и коренные жительницы Мьянма, государства что граничит с Таиландом, представители коренных народов этого государства украшают своё лицо татуировкой, а зачастую и шрамированием.

татуированные женщины Бенина

Во всём Бенине распространено украшение лиц уникальными орнаментами: как среди мужчин, так и среди женщин. Татуировки или шрамирование на лице могут рассказать о родовой и племенной принадлежности их носителей. Кто-то говорит, что эта традиция появилась в доколониальные времена, как способ отличить друзей от врагов во время междоусобных войн. По другой версии, таким образом, помечали тех, кто был здоровым и сильным, а значит имел все шансы попасть в американское рабство. Ведь многие и многие десятилетия Бенин был мировым центром работорговли.

татуированные женщины Бенина

Сейчас в больших городах, таких как Котону украшение лица при помощи татуировки или шрамирования запрещено законом. Эта исчезающая форма искусства, которая доживает свой век исключительно в удалённых от больших городов сельских районах. Этнические группы Холи, Сомба, Отаммари, Фулани и Фон до сих пор продолжают эту традицию и могут похвастаться впечатляющими образцами татуировки и скарификации на лице.

татуированные женщины Бенина

В племени Отаммари можно встретить особенно интересные орнаменты. Когда ребенку исполняется 10 лет, на его лицо тонким лезвием наносят сотни шрамов. Поскольку это очень болезненная процедура, многие родители отказываются от неё. Иногда шрамирование делается младенцам, когда они болеют или отказываются от еды: считается, что таким образом можно изгнать злых духов из тела ребёнка.

Представители племени Отаммари украшают стены своих глинобитных жилищ таким же орнаментом, что и свои лица. Они их так и называют – домашние шрамы. Обычно, дети Отаммари не знают о готовящемся для них обряде скарификации. Проводить церемонию приглашают дальних родственников, для того, чтобы дети потом не сильно обижались на своих родителей за такой малоприятный сюрприз.

татуированные женщины Бенина

Иногда эскиз для будущего рисунка создаётся при помощи манипуляций с магическими раковинами каори. Ракушки рассыпаются на пол, а затем выпавший рисунок становится основой эскиза. В этих племенах мужчин очень и очень привлекает такого рода мейкап, соответственно – хорошо и правильно сделанное шрамирование способствует удачному замужеству.

татуированные женщины Бенина

Крестообразные шрамы символизируют бога Огуна, бога железа и войны. К сожалению, сегодня в Бенине такое украшение собственного лица может создать проблемы при столкновении с современным миром больших городов.

Женщины из племени Холи до сих пор носят умопомрачительные рисунки из шрамов на животах. Это считается очень красивым, и все их обладательницы с гордостью демонстрируют их. Существует поверье, что чем больше у женщины шрамов, тем больше у неё будет детей. Так же считается, что девушка будет готова к замужеству лишь после того, как она украсит себя шрамами и татуировками.

татуированные женщины Бенина

Количество надрезов для завершения композиции может исчисляться тысячами, а процесс нанесения рисунка может длиться больше трёх дней. В племени Холи у каждой семьи свой собственный тип орнамента. По орнаменту на лице можно определить, к какому роду принадлежит его носитель. Кроме того, существуют такие узоры, которые могут носить лишь члены королевской семьи.

Большинство из племени Холи не подозревает о существовании инфекций, которые могут распространяться во время проведения процедуры. Во время скарификации, для всех используется одно и то же лезвие и, разумеется, не идёт никакой речи о стерилизации. Считается, что ритуальные лезвия и ножи обладают магической силой – они священны. И обсуждать вопрос инфекций и обеззараживания просто невозможно.

татуированные женщины Бенина

Татуировка и скарификация – это аналог паспорта для людей, живущих в этих племенах. В племени Холи готовят специальную смесь из древесного угля и пальмового масла, называемую чочо. Её втирают в надрезы, чтобы облегчить боль и ускорить формирование келоидных рубцов.

Всё меньше и меньше детей племени Холи имеют шрамирование или татуировку на лице. Так в школах, где им необходимо учиться, они не выделяются среди детей из других этнических групп. Они не хотят подвергаться насмешкам за соблюдение этой древней традиции своего народа со стороны своих одноклассников. А родители, получившие современное образование, понимают, что скарификация – это жестокая и болезненная процедура, и стараются не подвергать ей своих детей.

татуированные женщины Бенина

На щеках и бровях женщины Холи обычно втирают в надрезы чёрную краску, а сами брови они иногда сбривают. Всё это является неким подобием макияжа. А скарификация детей – это своеобразный способ донести до них важное сообщение: мир, в котором они родились, жесток, и дети должны быть готовы к любым испытаниям.

татуированные женщины Бенина

«Во времена наших предков, после битвы мы могли легко определить к какому племени принадлежали погибшие воины. Затем мы могли почтить их славу соответствующими похоронными обрядами. Кроме того, работорговцы предпочитали тех, кто не имел шрамов на лице. Наличие шрамов они считали недостатком.» – рассказывают старожилы племени.

татуированные женщины Бенина

В племени Фон, члены которого исповедуют религию вуду, скарификация является отличительной чертой шаманов этого культа. У некоторых адептов данной религии лицо полностью покрыто шрамами и татуировками. По их мнению это способ отпугнуть живущих вокруг злых духов.

Фулани – это одна из ветвей кочевого народа Пеул, со временем они расселились по многим странам во всей Африке. В Бенине женщин этого племени отличают татуировки в углах рта, которае им делают в двухлетнем возрасте. Во время засухи племя Фулани предпринимает долгие и далёкие путешествия в поисках воды. Возможно, во время этих путешествий женщины и начали украшать себя шрамированием, чтобы привлечь внимание немногих мужчин, которых они встречали на своём пути.

татуированные женщины Бенина

В племени Пеул главными ценностями являются скромность, радушие и физическая красота. В этом племени особое место уделяется тому орнаменту, который будет нанесён на кожу. В традициях этого народа татуировки являются показателем совершеннолетия. Это основной знак того, что девушка достигла зрелости и может быть выдана замуж. Женщины племени Пеул категорично уверены, что без татуировок они были бы абсолютно непривлекательными.

татуированные женщины Бенина

Сегодня, попадающая из деревень в города молодёжь, сталкивается с западной культурой, которая распространилась по всему миру в результате процесса глобализации. Никто не хочет иметь заметные шрамы на лице, как у своих матерей и отцов. Молодые люди склонны к тому, что бы не выделяться из основной массы городского населения. К сожалению…


Портретный реализм Никко Хуртадо или почему уходят из тату-бизнеса

Сразу оговоримся, информация об уходе мастера из профессии взята из известного тату-издания Inked Magazine, а именно, из материала который был опубликован 1 апреля 2015 года.

татуировщик: Никко Хуртадо (Nikko Hurtado)

На самом пике блестящей карьеры, настоящий маг цветного реализма сворачивает свою деятельность… «С меня хватит, я ухожу» – говорит Никко Хуртадо (Nikko Hurtado), делая фотографии своих машинок, чтобы позже разместить их на интернет-аукционе. «Меня уже тошнит от девочек-тинэйджеров, которые хотят символ бесконечности у себя на запястье. Для современной тату-культуры я сделал всё что мог, и теперь я исповедую здоровый образ жизни – как духовно, так и физически».

татуировщик: Никко Хуртадо (Nikko Hurtado)

Те, кто следит в социальных сетях за Никко, знают, что в последнее время он разрывался между тренажёрным залом и татуировками. «Мне нужно сфокусировать внимание на своём собственном теле, а не растрачивать силы на украшение чужого», – говорит он. «К тому же, для себя я нахожу гораздо больше позитивных моментов именно в тренажёрном зале, чем в тату-сообществе. Да, у меня много прекрасных друзей в тату-мире, но этот образ жизни достал меня, и мне необходимо уйти оттуда навсегда».

«Конечно, будут вещи, по которым я действительно стану скучать, но, разумеется, не такая фигня как работа по ночам». Это не афишировалось, но долгие татуировочные сеансы подорвали здоровье мастера. Из-за того, что приходилось работать постоянно наклонившись над татуировкой клиента, мышцы шеи травмировались, и только совсем недавно появилась возможность это вылечить. За это Никко всецело благодарен своему спортивному инструктору, который придумал для него специальную программу тренировок.

татуировщик: Никко Хуртадо (Nikko Hurtado)

А ещё ему прописали очки! «Я прекращаю заниматься татуировкой именно сейчас ещё и потому, что мой шаман сварил для меня скоропортящийся эликсир, который восстановит моё зрение, но при условии, что я больше не буду напрягать глаза». Так и не определившись, кому передать права на управление своей тату-студией Black Anchor Collective, Никко Хуртадо решил, что ключи от неё получит один из победителей тв-шоу Ink Master.

процесс татуировки: Никко Хуртадо (Nikko Hurtado)

Насколько мы поняли у вашего дедушки и дяди были кустарные татуировки. Что такого было в этих татуировках, что Вы сами стали татуировщиком?

Да, для меня они были просто потрясающими, хотя в них не было ничего особенного, обычный черно-белый тюремный стиль, а сделаны они были швейной иглой. Но мне всё это было очень интересно. У дедушки на руке было наколото имя бабушки – Люси. И сейчас я сделал себе такую же с именем дочери. Дедушка оставил этот мир, когда мне было десять лет, и моя татуировка – это такой небольшой знак памяти о нём.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Вас всю жизнь интересовало искусство?

Искусство всегда было частью моей жизни. Я любил мультфильмы и комиксы. Когда я был маленький, мне нравилось рисовать всё, что я видел вокруг, я пробовал копировать рисунки из комиксов. Я очень обязан комиксам, ведь перерисовывая их, ко мне начало приходить первое понимание процесса создания рисунков. Помню, что я рисовал Барта Симпсона для всех одноклассниц, которые мне нравились. Это и было началом моей карьеры. Когда я повзрослел, то начал ценить и высокое искусство. Теперь я имею возможность посещать музеи изобразительного искусства по всему миру и любоваться прекрасной живописью воочию. Я всегда чувствовал, что искусство – это именно то, чем мне нужно заниматься.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Вы рисовали всё детство, но, не смотря на это, достаточно долго работали строителем, прежде чем начать карьеру татуировщика.

Я рисовал сколько себя помню. Посещал уроки изобразительного искусства в школе и даже ходил по субботам на занятия в местный художественный центр. Из-за своего материального положения в юности, я не смог закончить высшую образовательную школу. Вместе с другом мы начали работать малярами. Это мне совсем не нравилось, у меня совсем не было времени на то, что бы держать карандаш в руках, но я узнал, что такое тяжёлый труд и научился гордиться хорошо сделанной работой. Я ценю этот период своей жизни и опыт, который тогда приобрёл, но я очень рад, что моя карьера пошла в совсем другом направлении.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Вы известны своими впечатляющими цветными портретами. Откуда такое увлечение портретом и цветом?

Думаю, что это увлечение имеет корни в моей юности. Мне хотелось рисовать вещи так, как они выглядят в жизни, делать их как можно более реалистичными, такими как лица. И это желание у меня перешло в татуировку. Полагаю, что это произошло неосознанно. Мне нравится, как люди реагируют на хорошо сделанную татуировку. К примеру, хороший портрет напоминает вам кого-то из вашей семьи, или портрет знаменитости заставляет вас вспомнить фильм с её участием. Работа с цветом всегда была для меня вызовом. Это и сложно, и приятно получить такой цвет, какой я хочу.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Чтобы Вы посоветовали тем, кто начинает изучать теорию цвета?

Я бы рекомендовал цветные карандаши. Дело в том, что вы не можете сразу доиться того цвета, который Вам нужен, Вы делаете это постепенно. Наносите цвета понемногу и смотрите, как они взаимодействуют друг с другом. Цветовой круг тут вам очень поможет. По моему мнению, вообще – цветовой круг может многому вас научить.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Опишите свой творческий процесс.

Когда я делал портреты кинозвёзд, всё было очень просто: фотография, калька, татуировка. Хотя мне до сих пор нравится делать портреты знаменитостей, мои клиенты, кажется, хотят более масштабные татуировки. В настоящее время это в большей степени сотрудничество между мной и клиентами. Они приходят с идеей, иногда с фотографиями, и мы тратим целый день на то, чтобы спланировать и разместить на теле будущую татуировку. Если это проект крупный, то работа занимает несколько сеансов и будет требовать серьёзных обязательств от меня и от клиента.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Вы прекрасно пишете маслом, как это влияет на Вашу работу татуировщика?

Я занимался татуировкой до того, как начал заниматься живописью. Татуировка дала мне очень много, например возможность путешествовать по всему миру. У меня была великолепная возможность видеть картины старых мастеров вживую. Кроме того, у меня много друзей, которые занимаются живописью. И наблюдая за ними и их работой, я скорее понимаю как достичь большего реализма в своих работах, чем рассматривая другие татуировки. Я думаю, в художественном мире есть очень много информации о способе реалистического изображения. Живопись показывает мне, как добавить объема в мои татуировки и как использовать цвет различными способами.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Вы занимаетесь татуировкой с 2002 года. Расскажите о процессе развития Ваших работ?

С того времени мои татуировки кардинально изменились. Тогда у меня не было никакой системы, и я работал не понимая, как правильно делать цвета. С тех пор я ищу ответы на свои вопросы. На этом пути не было никого, кто бы сказал мне: «Вот то, что тебе нужно знать, чтобы добиться реалистичного изображения цвета». Это был метод проб и ошибок. Я посещал курсы по татуировке, читал книги, путешествовал и работал с разными художниками. Это был полезный опыт, и я знаю, что процесс обучения никогда не будет закончен. Надеюсь, со временем я буду продолжать расти и как художник и как личность.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Вы снялись во множестве тату-шоу на телевидении. Как Вы считаете, участие в этих шоу помогло продвижению Вашей карьеры?

Да, тогда мне это было интересно. И я благодарен всему этому за то, что мои работы были показаны на телевидении по всему миру. Это определённо улучшило мою жизнь, потому что многие люди захотели сделать татуировку именно у меня. Иногда люди узнают меня на улице, и это довольно сюрреалистично. Но вообще, участие в шоу никак не изменило моих взглядов на тату-индустрию потому, что, в конце концов, я просто татуировщик, а участие в разнообразных шоу никак не повлияло ни на меня ни на моё творчество.

Самое забавное, что в те времена, когда в эфир вышли первые серии Los Angeles Ink и Tattoo Wars, татуировка на телевидении была под запретом. А теперь, кажется, каждый стремится попасть в эти шоу. Люди, сегодня принимающие участие в подобных шоу, совсем недавно были среди тех, кто осуждал всё это.

Иногда кто-то пишет мне, что следил за моей карьерой со времени моего первого появления на телевидении, а теперь ему наконец-то исполнилось восемнадцать, и он хочет сделать татуировку именно у меня – это просто фантастика! Или кто-то никогда не задумывался о том, что бы сделать татуировку до того, как увидел мои работы. Это очень здорово!

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Как выглядит Ваш лист ожидания?

На самом деле у меня нет листа ожидания. Я получаю очень много запросов, и я очень ценю каждый из них. Но невозможно поставить каждый из них в этот самый лист. Обычно я делаю запись на два-три месяца вперёд. Если у клиента есть классная идея, то мы сможем договориться и найти время чтобы осуществить её. Я выбираю то, что будет приятно и интересно делать. У меня сумасшедший график, и очень сложно планировать жизнь больше чем на несколько месяцев вперёд. Я много путешествую и, одновременно с этим, стараюсь проводить больше времени с семьёй.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Когда так долго делаешь карьеру в одном направлении, существует риск что называется "перегореть". Как Вам удалось избежать этого?

Недавно я пару месяцев занимался исключительно живописью. У меня была возможность провести несколько персональных выставок. Надеюсь, смена деятельности активизирует мою увлечённость татуировкой. Меня удерживает от перегорания желание добиваться лучших результатов с каждым новым днём. Я люблю тату-искусство. Здесь каждый день что-то новое. Я не думаю, что когда-либо перестану заниматься татуировкой. Хотя мои цели постоянно меняются.

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Что Вам даёт работа татуировщика?

Честно говоря, работа татуировщиком дала мне множество незабываемых жизненных моментов. Эта работа дала мне жизнь, о которой я даже и не мог мечтать! Я работал со звёздами, работать с ними было весело и очень познавательно. Но лучшее, о чем я могу сказать, так это о возможности путешествовать, встречаться с другими людьми и другими культурами – это очень круто!

Никко Хуртадо: татуировка, портретный реализм

Спонсор публикации: тату-салон «Элит Тату».


Дмитрий Вавилов – ню, татуировки, культуризм

Профессиональный фотограф – Дмитрий Вавилов. Незаменимый участник арт-проекта Без Страховки, основатель фото-проекта Против Правил. Лауреат многочисленных фото-конкурсов, в том числе и международных. Область его фото-интересов весьма обширна – от портретных съёмок, до того, что называют словом ню. Ну и, разумеется – множество татуировок! Предлагаем Вам эксклюзивное интервью с этим замечательным фото-художником и просто позитивным человеком.

фото-художник Дмитрий Вавилов

Ознакомившись с Вашими профилями в социальных сетях, бросаются в глаза три составляющие Вашей жизни: культуризм, татуировка и обнажённое женское тело. Давайте разберём каждую из страстей отдельно. Что заставляет Вас ходить качалку, проводить там время, подвергая себя изнурительным нагрузкам?

Изнурительные нагрузки – этого, конечно, уже нет. Не нужны они. С возрастом приходит понимание необходимости поддержания себя в тонусе, но не более. Мы с женой придерживаемся следующего мнения – всё должно быть в удовольствие, в том числе и тренировки. Для чего это делать, вопрос даже и не стоит: внешний вид прямо влияет на общее состояние человека, на его позитивный настрой и энергетику в целом.

фото-художник Дмитрий Вавилов и Алиса

Что Вас заставляет делать татуировки? И у Вас есть даже шрамирование. Почему Вы пошли на эту болезненную модификацию?

Повторю банальные вещи. Татуировка – это отражение внутреннего мира человека, его текущего мировозрения. По крайней мере, для меня и моей супруги – это так и есть. Это продолжение творчества: через фотоработы я передаю свои взгляды и мироощущение, а посредством татуировок мне помогают это сделать тату-мастера. Я буду нечестен, если не признаюсь, что мне хочется выделяться из серой обыденности. Бодимодификация и татуировка выделяет тебя, делая индивидуальностью. Понятно, что есть душа, внутренний мир, интеллект и прочее, но татуировки совсем не мешают нам развивать в себе каждую из этих составляющих.

Что касается шрамирования, то этот элемент стал логичным продолжением моих татуировок, которые пронизаны тематикой индейцев и природы. Но признаюсь честно, что больше я на подобное не соглашусь.

против правил: Дмитрий Вавилов

Все любят женское тело: и мальчики и девочки. Но глядя на Ваши фотоработы видно, что в Вашем случае эта любовь находится на несколько ином уровне. Вы видите что-то, что не способны увидеть остальные, пускающие слюни, обычные граждане. Что именно? В чём секрет?

Спасибо за позитивный отзыв. Для меня женщина – это Богиня. Женщина и есть мой культ, моя религия. Поэтому, я и пытаюсь перенести на фотографию всю гамму своего восхищения и поклонения перед нею.

против правил: Дмитрий Вавилов

Ваши фотоработы часто находятся на грани, а может быть и за гранью, которая отделяет эротику от порнографии. Где находится эта грань? Как отличить одно от другого?

Сложный вопрос. Настолько всё здесь субъективно. Но как сказал один из знакомых про мои фотографии – они не возбуждают животных инстинктов. Видимо, в этом и есть отличие моих работ от порнографии. Но, как и в любом творчестве, есть те, кто разделяет такое мнение, а есть те, кто поливает грязью. Это нормально. Это жизнь…

против правил: Дмитрий Вавилов

Очень распространённое мнение, которое касается, татуировки на женском теле – дура, себя испортила! Хотелось бы выслушать Ваше мнение относительно этого вопроса. Как сочетается татуировка с естественной красотой?

Красота так же понятие субъективное. Одному – верх восхищения, второй – пройдёт и не заметит. Думаю, что татуировка не связана с понятием красоты, скорее это некие дополнительные штрихи индивидуальности человека. А что касается татуировок и пирсинга на девушках, в общем, я считаю это сексуальным. Ну а дальше дело вкуса. А напортачить, испортить себя бездарной синькой и стать асексуальной можно достаточно легко…

против правил: Дмитрий Вавилов

Во время съёмок Ваши модели играют сцены любви или занимаются ей по настоящему? И вообще, как проходят съёмки в стиле ню или в том, что можно назвать покрепче?

Я практически не работаю с профессиональными моделями. И если мы делаем совместную фотосессию, то практически всегда это сложившаяся пара, для которых важно запечатлеть страсть и чувственность их отношений. Поэтому, чем ярче эмоции на съемке, тем более выразительные получаются фотографии. Что касается самого процесса съемки, то самая важная составляющая – психологическая. Обязательно необходимо время на общение с моделями, знакомство, нужно зарядиться взаимной энергетикой.

против правил: Дмитрий Вавилов

Дайте несколько советов начинающим фотографам и моделям, которые хотят участвовать в обнажённых фотосессиях.

На самом деле всё достаточно просто. Самое главное, что мешает в такой работе – это неуверенность в себе. Все хотят иметь красивые фотографии! Но затем откладывают фотосессии, находя этому кучу отговорок. Наиболее популярная у девушек это – вот похудею немного, а через месяц запланируем съемку… Жизнь не просто проходит, а пролетает с невиданной скоростью! И не стоит ничего откладывать! Если что-то хотите – делайте незамедлительно, и это касается всех аспектов жизни. Мой Вам совет.

А в части фотографий – задача фотографа найти ракурсы, что бы показать Вас с выгодной стороны именно сейчас, и Ваша задача лишь предоставить ему эту возможность. Ну, и конечно, никто не отменял фотошоп! Идеальных людей не бывает и всегда требуется коррекция.

фото-художник Дмитрий Вавилов

Являетесь ли Вы поклонником БДСМ? Расскажите что это? Кто эти люди бдсмщики? Ведь в массовом сознании – это лишь затянутые в кожу с цепями на шее извращенцы.

Да, мы с женой являемся поклонниками культуры БДСМ и никогда этого не скрывали! Массовое сознание вещь печальная, люди боятся того, о чем мечтают. Боятся своих фантазий, живут закрытыми в своих раковинах, боясь поделиться сокровенным даже с близким человеком, боясь быть непонятыми на фоне этого самого массового сознания. Кто такие бдсмщики? Да такие же люди, как и все. Кто-то любит вышивать крестиком, кто-то в гараже с утра до ночи ковыряется в машинах, а кто-то любит плётку и подчинение! Важно, что бы всё было в кайф обоюдно! И не надо навязывать насильно свой мир другим!

против правил: Дмитрий Вавилов

На данный момент Вы работаете над проектом, который носит название Против Правил. Какова концепция проекта? Почему такое название? Есть ли у этого проекта некая творческая сверхзадача?

Проект «Против Правил», честно говоря, затянулся. Было желание осуществить его к своему юбилею, отметить 40 лет (как раз это против правил, ведь не принято отмечать сороколетие). Была идея коснуться различных философских вопросов, осмысление которых порой приходит с возрастом. Главные герои проекта – это наши с Вами друзья: обычные татуированные ребята, для которых тату стало частью жизни. Но по разным причинам проект не завершен и пока в работе. Кстати, воспользуюсь случаем, и приглашу в проект всех заинтересованных творческих людей! Возможно, вместе мы его реализуем даже круче, чем я в одиночку и, как вариант, представим его на одном из будущих тату-фестивалей.

без страховки: Дмитрий Вавилов

Зачастую Ваши фотоработы – это имеющие смысловую нагрузку сюжетные картины, а персонажи наделены в них не только характерами, но и глубокой историей. Как Вы создаёте образы и идеи для Ваших фотографий?

Мне запомнилось высказывание одного из фотохудожников, что фотография должна останавливать на себе взгляд. То есть, если перетасовать колоду различных фоток и поочерёдно вынимать по одной, то фотография удалась, если на ней Вы остановите свой взгляд. Поэтому я не люблю и не понимаю размытые и странные фотографии, глядя на которые никогда не угадаешь толи это школьник сфоткал на мобильник на бегу, толи это шедевр одного из признанных гениев фотографии… А подобных примеров масса. Каждая фотография – это маленький мир, состоящий из главного персонажа и деталей, окружающих его и помогающих раскрыть его образ. Взгляд, поза, одежда – всё имеет значение! И всё должно быть на своём месте! Основная сюжетная линия всегда продумывается заранее, собираются детали и потом уже на месте все собирается воедино.

без страховки: Дмитрий Вавилов

Вы признанный фотограф в мировом масштабе. Расскажите немного о Ваших наградах. Какие из них для Вас особенно дороги? Какой смысл в стремлении получать кубки, медали, грамоты?

Ох… Мировой масштаб – это конечно было бы хорошо, но до такого уровня пока далековато, правда… Что же касается наград и дипломов, то скорее я бы отметил работы, наиболее дорогие лично мне, нежели полученные за них награды. Необходимо отметить множество работ, созданных совместно с Дмитрием Бухровым. И я очень благодарен ему, так как он сумел в своё время довериться мне и пригласил в арт-проект Без Страховки. Большинство фоторабот из этого проекта завоевали награды и в России, на Украине, в Европе. Также, всем известный Генрих Эммануэль – звезда нашей тату-тусовки! Так сложилось, что все фотоработы, в которых он принял участие, были отмечены наградами различных фотоконкурсов.

без страховки: Дмитрий Вавилов

На самом деле, очень много дорогих сердцу работ, в которые вложил душу не только я, как фотограф, но и все кто неоднократно участвовал и помогал реализовывать наши творческие проекты – моя любимая супруга Алиса, Сергей Лобанов, Петрович, Дженнет Мимун и Creepy Sweets. Всех не перечислить. Касательно вопроса в получении наград, скажу честно – это лишь одно из проявлений собственного эго. Требуется себя любимого мотивировать и доказывать самому себе, что я – молодец.


Mike Giant – художник, татуировщик, дальтоник

Современный классик иллюстрации Майк Гигант (Mike Giant) – кто он? Известный граффити художник, ушедший на покой татуировщик, создатель бренда модной одежды Rebel8, повелитель чёрного и белого цвета, хранитель культуры чоло, диджей, участник многочисленных совместных проектов с такими фирмами, как Vans и Dickies и так далее и тому подобное. А ещё, он – дальтоник, различающий всего два цвета. Но это не мешает ему быть в современной истории одним самых известных иллюстраторов Америки.

Майк Гигант (Mike Giant)

Я начал использовать прозвище Майк Гигант (Mike Giant) ещё в далёком 1989 году. Так меня называли в кругу граффити-художников. Giant – это был мой тег, которым я подписывал свои работы. Когда я стал заниматься татуировкой, я решил работать под своим собственным простым именем Майк, однако это не получилось, так как к этому времени я был уже известен как Майк Гигант. Кстати, Гигантом меня прозвали мои друзья после того, как я, по их мнению, очень смешно грохнулся со скейтборда. Тогда они сказали – «на доске ты выглядишь, как великан»!

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

В большинстве случаев всё, что я рисую – это то, что окружает меня в повседневной жизни. Правда, иногда я это представляю по своему. В своё творчество я многое принёс из своей прошлой жизни в Нью-Мексико, особенно то, что связанно с христианской верой. Я вырос в католической семье. Всё это прочно во мне застряло, оно и оказало на меня наибольшее воздействие, как на будущего художника.

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Я учился на архитектора, однако не доучился. Я и до сих пор продолжаю интересоваться архитектурой, это интересно для меня. Но архитектура не стала частью моей жизни. Сейчас моя жизнь подталкивает меня совсем в другие направления, совсем далёкие от идеи заниматься архитектурой. Если бы появилась возможность заняться именно этим, сомневаюсь, воспользовался бы я ей… Скорее всего – у меня всё в будущем. Ведь профессия архитектора – это профессия людей более старшего поколения. Самые выдающиеся архитектурные шедевры в истории были созданы тогда, когда их авторам было 60-70 лет.

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Когда я решил оставить колледж и переехать в Калифорнию, что бы заниматься дизайном досок для скейтборда, граффити и всем таким прочим, я решил посоветоваться со своими учителями. Сначала я думал, что они меня засмеют, но неожиданно получил от них поддержку – они одобрили мой выбор, сказав, что у меня действительно огромный потенциал именно в этом направлении. Ещё они сказали, что в будущем я обязательно вернусь к архитектуре: когда я стану старше, когда приобрету более широкое видение мира, когда достигну совершенства в том, что я делаю сейчас.

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Я перестал заниматься татуировкой исключительно по причинам собственного здоровья. Быть татуировщиком – это тяжёлый физический труд! После каждого сеанса у меня болела спина и каждый сустав. Я не знаю другой такой тяжёлой работы, нежели работа татуировщика. Также я не говорю о том, что это весьма жёсткий бизнес, и не говорю о стрессе, который получает тату-художник, делая татуировки клиентам. Не говорю о невероятной концентрации, которая требуется, когда ты работаешь тату-машинкой. Сейчас профессия татуировщика стала чем-то гламурным, однако не стоит забывать, что для того, что бы достичь в ней хотя бы каких-то результатов, Вам необходимо постоянно поддерживать свой уровень, развиваться, тратить массу времени на практику и образование – других путей не существует…

татуировщик Майк Гигант (Mike Giant)

Вы можете иметь успешный бизнес, например свой магазин одежды – у Вас всегда есть деньги, к Вам постоянно приходят красивые девочки. Вы постоянно развиваете своё дело – это захватывающе! Но от чего-то Вы не чувствуете себя счастливым. Вот здесь Вы начинаете задумываться – может быть начать делать татуировки? Это совсем другой уровень! Это кровь, это боль, это риск, в том числе и финансовый! Вас постоянно осуждают за это занятие. Татуировка – это совсем не то же самое, что быть художником и рисовать на бумаге.

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Я профессионально занимался татуировкой лет 8 или 9. Затем была пара лет, когда я делал татуировки только друзьям или старым клиентам. Я делал им татуировки только тогда, когда мне самому этого хотелось. Если я сейчас возьму в руки тату-машинку, то татуировки будут получаться, как у начинающего любителя. Главное, я считаю – это умение избавиться от того, что перестало быть нужным, и не следует идти на поводу у своих привычек. Только освободившись от чего-то, Вы найдёте энергию для чего-то нового!

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Татуировку в большей степени можно отнести к скульптуре, так как татуировщик делает её в трёх измерениях. Когда наносишь татуировку на тело, постоянно думаешь о том, как она будет выглядеть с разных углов зрения. Основная цель тату-художника – это создание живущей и движущийся вместе с человеческим телом картины, наделяя его большей привлекательностью и энергией.

Майк Гигант (Mike Giant)

Я чувствую постоянную потребность давать жизнь своим идеям. Ведь сегодня сложилась такая ситуация, что если средствам массовой информации не понравится то, что Вы сделали, то они это не опубликуют, а значит – результат Вашей работы будет утерян. Татуировка – это один из способов остаться в истории. Хотя, так или иначе – всё будет уничтожено… Татуировка живёт столько, сколько живёт тело её владельца. Иллюстрации живут не более, чем несколько сотен лет. Граффити будет закрашено или разрушат стену, на которой оно находится. Всё будет уничтожено…

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Цвета, которыми я работаю – чёрный и белый. Объяснение этому очень простое – я страдаю дальтонизмом и различаю лишь два цвета: красный и зелёный. Я могу видеть разные оттенки цвета, но совсем не так, как их видит нормальный человек. Чёрный и белый – это те цвета, которые сопровождают меня всю мою жизнь! Это цвета, которые остались для меня естественными. Мне удобно с ними работать. Но я люблю работать и цветом! Он необходим в граффити, да и в татуировке то же. Так как сейчас я не считаю себя профессиональным татуировщиком, то я и не беспокоюсь относительно применения цвета в ней – я оставляю себе намного больше пространства для ошибок.

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Произошла странная вещь. Я очень много работал над тем, что бы мои рисунки, сделанные рукой, выглядели бы как векторная графика. И мне во многом этого удалось достичь. Оригиналы моих работ выглядят максимально черными и максимально контрастными. Многие пытаются делать на компьютере то же самое, что я с лёгкостью делаю в живую. Но со временем я сделал вывод, что это не более чем красивый фокус. И теперь я пытаюсь добавлять к своей графике больше естественной составляющей. Я хочу, что бы мои работы были больше похожи на рисунки, сделанные от руки, а не на векторную графику. Для дальнейшего репродуцирования на различных материалах, естественно, контрастная векторная графика более предпочтительна, но я хочу, что бы и на футболках живые карандашные рисунки выглядели бы совершенно.

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Мы везде пишем, что официальное начало деятельности бренда Rebel8 состоялось в 2003, однако, если быть честным, презентация была проведена лишь в следующем году. Я сделал огромное количество работы, как фрилансер, для огромного количества разнообразных клиентов. Когда то я вообще думал, что не возможно заработать денег больше, чем я могу заработать, делая татуировки. Я сдружился с одним из своих тату-клиентов и он подтолкнул меня к тому, что бы я занялся своей собственной линией одежды. Я уже тогда имел некоторое количество собственных фанатов, которые смогли меня поддержать. Это логично – всегда хочется упростить свою жизнь с точки зрения финансов.

Майк Гигант (Mike Giant)

Со временем Rebel8 развивался, цели становились более масштабными и долгосрочными, подписывались разные контракты. В какой-то момент я полностью отказался от работы фрилансера, ибо понял, что ни на что больше не остаётся времени, нежели на Rebel8. Вместе с ростом компании растёт и мой доход от её деятельности. Сейчас существует неизменная тенденция и к дальнейшему росту. Компания – это как некий организм, который чем становится больше, тем его нужно больше кормить.

одежда Rebel8

В сам процесс бизнеса я не влезаю. Моя задача – поддерживать на должном уровне качество вещей, которыми мы торгуем. Для этого необходимо постоянно рисовать. Спасибо замечательной команде, которая собралась в Rebel8, и благодаря которой я имею такое положение вещей. Художнику необходимо найти хорошего бизнес-партнёра для того, что бы он имел достаточно свободы заниматься исключительно изобразительным искусством. В моём случае бизнес-партнёр – это Rebel8.

одежда Rebel8

Я вырос в городе Альбукерке (штат Нью-Мексико), а родился в Нью-Йорке. Родители вместе со мной переехали в Нью-Мексико в 1979 году, где я прожил до 1993 года, а затем я переехал в Сан-Франциско.

Майк Гигант (Mike Giant)

Сан-Франциско определённо отличается от таких городов, как Нью-Йорк или Лос-Анджелес. Здесь совсем другая арт-сцена. В контексте того, чем занимаюсь я, более лучшего места, чем Сан-Франциско просто не существует! Я не могу представить другое такое место, где бы было такое количество талантливых художников и татуировщиков. Это само по себе уже является огромным фактором для вдохновения. Культура граффити здесь находится вообще на несоизмеримо другом уровне, возможно потому, что Сан-Франциско – это самый приспособленный город Америки для того, что бы ходить по нему пешком. Здесь Вы можете встретить любой стиль граффити: от классических примеров этого искусства – до чего-то нелегального, что делается под покровом ночи. Лично для меня всё это – очень круто!

граффити: Майк Гигант (Mike Giant)

Сан-Франциско – город простых правил! Находясь здесь, я в обязательном порядке каждый день посвящаю некоторое время пешим прогулкам. Я рассматриваю дома Викторианской эпохи, их детали – я очень люблю это дело! Кстати именно архитектурные элементы и история периодически заставляют меня возвращаться в Европу. В Сан-Франциско я не чувствую себя в Америке – здесь нет многоуровневых и многополосных автодорог, огромных торговых центров, гигантских гостиниц. Это город многих и разнообразных жизней! Здесь ты можешь быть кем угодно! Это некий оазис среди пустыни по имени США.

чоло: Майк Гигант (Mike Giant)

Я живу весьма изолированной жизнью, проводя основное время в своей студии, ведь я так много должен сделать! К сожалению, меня не хватает на изучение творчества других современных художников. Я окружён массой прекрасных людей и этого мне достаточно! Именно они меня вдохновляют на что-то новое. А основную силу для создания новых работ я черпаю в своём прошлом, в культуре чоло 1970-х годов, которая была вокруг меня, когда я был ребёнком. К сожалению всего этого больше нет, и я должен ограничивать себя лишь воспоминаниями. Одной из своих целей я вижу в сохранении той ушедшей культуры.

Майк Гигант (Mike Giant)

Плагиатчики сопровождают меня всё то время, которое я занимаюсь творчеством. Я не испытываю чувства ненависти к ним. Скорее мне их жалко. Те, кто ворует идеи, демонстрирует то, что они не способны родить что-то своё собственное. Они слабы и бессильны. Подражатели никогда не получат того отклика на который должен рассчитывать настоящий художник.

Спонсор публикации: Hip-Hop True Shop.


Страница 1 из 1812345678910...