Первым, кто рассказал о татуировке в России, был Крузенштерн

в
Иван Фёдорович Крузенштерн. Автор не известен. Эрмитаж.

Если европейцев с татуировкой познакомил Джеймс Кук, то жители России узнали об этом явлении благодаря Ивану Фёдоровичу Крузенштерну.

Иван Федорович Крузенштерн (Адам Иоганн фон Крузенштерн), будущий знаменитый Русский мореплаватель, родился в небогатой дворянской семье около Ревеля, так в то время назывался Таллинн. Кстати его дедушка некоторое время занимал пост мэра Ревеля. Карьеру мореплавателя Фёдор Иванович начал в 1785 году, когда поступил в Кронштадский Морской кадетский корпус. Спустя почти 15 лет, в 1799 году он представил в Морское министерство свой проект кругосветного плавания. Сперва, проект был отклонен, но через два года его объединили с похожим проектом, и тогда на Крузенштерна было возложено морское руководство экспедицией. В кругосветное плавание отправились шлюпы “Надежда” и “Нева”. Именно из этой экспедиции были привезены изображения татуированных местных жителей острова Нукагива, или в современном произношении Нуку-Хива, что в архипелаге французской Полинезии.

Вернувшись из экспедиции, Крузенштерн подготовил к изданию множество книг о кругосветном путешествии. Некоторые были переведены на западноевропейские языки и принесли русским мореплавателям всемирную известность. Самое знаменитое издание, посвященное кругосветному походу двух шлюпов, это большого формата книга, именуемая “Атлас Крузенштерна”. Впервые вышла она в 1809 году. Хоть книга и именуется именем Крузенштерна, представить её появление на свет без участия российского исследователя по имени Григорий Иванович Лангсдорф, просто не возможно. По происхождению немец, российский исследователь, натуралист и этнограф Лангсдорф находился во время путешествия на борту шлюпа “Надежда”, где капитаном был Крузенштерн. Именно ему принадлежит большинство иллюстративного материала атласа.

Стоит отметить, что на борту шлюпа “Надежда” находился еще один персонаж, который в прямом смысле на собственном теле продемонстрировал русской знати национальную татуировку полинезии – некий граф Толстой. Возможно, это был первый русский, который украсил своё тело татуировками. А на острове Нуку-Хива у Крузенштерна состоялась весьма интересная встреча с "одичавшим", как сам капитан выразился, французом по имени Жан Батист Кабри. Как и местные жители он был с ног до головы покрыт татуировками. Кабри и Крузенштерн излагают разные версии случившегося, но в результате француз отплыл с острова вместе с русскими мореплавателями.

книга о путешествии Лангсдорфа, татуировки нукугивцев
Грудное изображение мужчины острова Нукагива.

книга о путешествии Лангсдорфа, татуировки нукугивцев
Грудное изображение женщины острова Нукагива.

книга о путешествии Лангсдорфа, татуировки нукугивцев
Изображение молодого еще не полностью татуированного нукагивца со спины.

книга о путешествии Лангсдорфа, татуировки нукугивцев
Мужчина острова Нукагива в испещренном виде.

книга о путешествии Лангсдорфа, татуировки нукугивцев
Вид моря или кладбища на острове Нукагива.
А эта оригинальная подпись вызывает вопросы. Причем тут кладбище или море, если здесь изображен Крузенштерн в хижине вождя?

книга о путешествии Лангсдорфа, татуировки нукугивцев
Изображение нукагивца насекающего другому на теле узоры.


Добавить комментарий