Лайл Татл: Никогда не напрягайся! И не позволяй, чтобы напрягали тебя!

Терри Трам, владелец всемирноизвестной компании по производству тату-красок Eternal Tattoo Ink, как-то сказал: «Мою судьбу во многом определило знакомство с татуировщиком по имени Лайл Татл. Это крестный отец всего современного тату-движения!» Ни много ни мало, но именно так представляют этого человека современные средства массовой информации.

Увлеченные же историей татуировки люди вспомнят другое высказывание, автором которого является великий Сейлор Джерри. Он, в свою очередь, вполне мог бы называться крестным отцом того, что впоследствие пронес через всю свою долгую жизнь Лайл Татл. «При виде этого человека я начинаю испускать газы, поэтому он и находится здесь. Он отторгнут американским обществом, а то чем он занимается никак нельзя назвать формой искусства!» – именно так Сейлор Джерри прокомментировал то, что фотографию героя сего спича он прикрепил на крышку унитаза в своем туалете.

Lyle Tuttle, Лайл Татл, классик татуировки, история татуировки, татуировка в сша, музей татуировки, Калифорния, Сан-Франциско

Лайл Таттл открыл свой тату-шоп в 1954 году в Сан-Франциско, городе который впоследствие стал городом, прочно связавшим себя с культурой хиппи и прочими проявлениями либерализма. Именно для этой целевой аудитории Лайл Таттл тогда и работал. В данном контексте напомним, кто такой был Норман Кейт Коллинз (он же Сейлор Джерри). Ветеран Второй Мировой Войны, старый моряк, участвовавший в боевых походах, настоящий американец-консерватор, который не желая мириться с политической линией правительства США тех лет, в знак протеста свернул свой тату-бизнес и стал работать капитаном парусной шхуны. Он искренне презирал все проявления свобод, которые вспыхнули в 1960-х. Именно этот факт и объясняет его резкое высказывание относительно следующего поколения американских тату-мастеров, которое представлял Лайл Татл. Тем не менее, журналисты упорно продолжают ставить этих двух людей в один ряд.

Lyle Tuttle, Лайл Татл, классик татуировки, история татуировки, татуировка в сша, музей татуировки, Калифорния, Сан-Франциско

Так или иначе, но без имени Лайл Татл не обходится ни одно упоминание о тату-культуре в современном ее проявлении. Его клиентами были Дженис Джоплин, Питер Фонда, Шер. Он первый из тату-мастеров, который появился на обложке журнала Rolling Stone. Лайл Татл был желанным гостем на многих и многих тату-конвенциях, на которых он читал лекции об особенностях создания индукционных тату-машин. Он прожил долгую и насыщенную жизнь длинной в 87 лет, которая началась в Калифорнии 7 октября 1931 и закончилась тамже 25 марта 2019.

Вы имеете за плечами долгую и восхитительную тату-историю. Попробуйте определить, что для Вас явилось в ней наиболее важным?

«Я стал причиной того, что татуировки начали делать не только мужчины, но и женщины. Думаю, что я повидал без трусов больше девушек, чем профессиональный гинеколог! Ведь в свое время они делали татуировки исключительно внутри линии бикини. Все эти бабочки, розы и небольшие надписи».

А что Вы скажете на предмет места женщины в профессии татуировщика?

«Как-то давно ко мне в студию пришла девушка и обозначила свое желания работать у меня татуировщицей. Я ей сказал: "Послушай, сладкая, ты уже обладаешь профессией, которая является самой старой на Земле. Так что сделай одолжение, позволь только мне заниматься тем, что можно назвать второй самой старой профессией"».

«Сегодня тату-студии превратились в какие-то детские ясли. Это не тату-студии, а притоны для хипстеров и прочих дегенератов. В мое время быть татуировщиком означало подвергать себя некоторому риску. Ты должен был обладать качествами, которыми никак не может обладать женщина. Исключением могло быть, если эта самая женщина была бы супругой татуировщика. Естественно, были и другие исключения. Например, Милдред Халл – она делала татуировки в Нью-Йорке еще до Второй Мировой Войны и, как она утверждала, была единственной женщиной-татуировщиком во всем городе».

«В большинстве случаев, смешанная в гендерном плане тату-студия тогда представляла из себя несколько мужчин-татуировщиков и татуировщицу, которая была замужем за одним из них. Сейчас положение вещей изменилось. Мир стал розовым. И когда я говорил о "самой старой профессии", я скорей имел ввиду общее положение вещей в прошлом, нежели обозначил свое отношение к этому вопросу. Сегодня масса представительниц прекрасного пола вовлечена в тату-индустрию и это, без сомнения, очень хорошо сказывается на ее развитии!»

А что Вы скажете по поводу участия разного рода знаменитостей в тату-культуре?

«Естественно это дает толчок распространению татуировки! В связи с этим воспринимается случай: как-то делал я одному парню татуировку на плече. Это было что-то наподобие замкнутого браслета. И рука у него была размером, как столетний дуб. Известный факт, что наиболее болезненное место – это внутренняя сторона плеча. Так вот, когда я перешел на этот участок, мой клиент изрек: "Когда я встречу Денниса Родмана, который вдохновил меня на эту татуировку, я его просто убью!" Это было очень смешно!»

Вы были героем разных тв-шоу, много раз появлялись на обложках журналов, как Вам это помогло в карьере?

«Знаете, что я скажу по этому поводу: слава и богатство не всегда идут рука об руку. Надо быть достаточно умным, чтобы извлекать выгоду из своей популярности. Я никогда не ставил перед собой целью зарабатывание несметного богатства. Доллары никогда не являлись для меня приоритетом в моей работе. Вся моя публичность была основана лишь на известных женщинах, которым я сделал татуировки в 60-х годах XX-го века».

«То, что я стал популярной личностью в 70-х, скорее, оттолкнуло от меня многих людей. Некоторые молодые татуировщики пожимают мне руку и говорят: "Я мечтаю стать таким же знаменитым, как ты!" На что я им отвечаю: "Ну, братан, ты и красавчик! Так держать!" Смешно все это на самом деле».

Какой была Ваша первая татуировка?

«Когда начали возвращаться с войны наши солдаты, практически на каждом из них были татуировки. Это были татуировки, как наклейки на чемодане, они могли рассказать, где этот чемодан побывал и что с ним происходило. Для мальчишек того времени это было максимально круто»!

«В 1946 году я жил в 120 милях к северу от Сан-Франциско. Мне было 14 лет. Я решил съездить в Сан-Франциско, не за татуировкой, а лишь для того, чтобы посмотреть на этот огромный город. И вот, гуляя по улице, я наткнулся на тату-шоп, встал перед витриной и стал рассматривать то, что там было выставлено. Из двери вышел мужик и спросил чего мне надо. Я ответил, что хочу татуировку маленького сердца с надписью Мама – это все на что у меня хватало денег. Переступив порог этой тату-студии, я и не предполагал, что происходит какая-то магия, и что с того момента я буду вовлечен в это на всю жизнь!»

«Наверное, сработала какая-то генетическая память. Произошел какой-то скачок к чему-то примитивному. Многие тысячи лет татуировка является неотъемлемой частью человеческой культуры. Думаю, что в тот момент мое тело вспомнило об этом. Татуировка – это мать прародительница всех видов искусств! Но черт возьми, христиане решили вместо признания этого факта, сделать пробел в истории всего человечества! Они вообще любят уничтожать все, с чем не хотят соглашаться и все, что не могут объяснить. В этом контексте каждый из нас страдает синдромом потерянной истории. Нельзя просто так взять и прервать преемственность тысячи поколений!»

Когда Вы начали сами делать татуировки?

«Спустя три года после того, как я обзавелся своей первой татуировкой, с 1949 года я сам начал делать татуировки, зарабатывая этим себе на хлеб. Я ушел в официальную отставку, как татуировщик, в 1990. Однако, периодически все равно выходил на работу. Очень часто люди просят меня сделать на них мой автограф. Некоторые даже просят подписать мой собственный портрет, который красуется у на их коже. Один парень однажды сказал: "Если бы ты только знал, как я устал просыпаться и видеть каждое утро на своей подружке твои каракули!"»

«Был и другой случай. Мне рассказали, как одна девушка удалила лазером мою подпись. Боже, она разбила мне сердце! Говорят, это произошло после того, как на одной из тату-конвенций я что-то высказал о ней. Да бог ты мой, возможно, я был просто пьяный! Затем кто-то извратил эти слова, не поняв иронии, и передал ей. На тату-конвенциях я вообще могу позволить себе начать пить аж с 12 часов пополудни».

Вы постоянно посещаете тату-конвенции по всему миру, расскажите что-то об этом.

«Последние 10 лет я провожу семинары для молодых машиностроителей. У меня нет своего производства или что-то в этом роде. Я делаю свои машинки один. Честно говоря, создание тату-машинок для меня является неплохим развлечением! Я никогда не предполагал, что буду в классной комнате читать лекции, открывая какие-то свои секреты. В прошлом такое было просто недопустимо!»

Расскажите, пожалуйста, о своем знаменитом музее татуировки.

«Отдельным предметом гордости в нем является прообраз индукционной тату-машинки. Это запатентованное Эдисоном устройство, которое предназначалось для создания копий рисунков за счет прокалывания маленьких отверстий. Затем ирландский татуировщик Самуэль О’Райли, которого хорошо знали в Нью-Йорке, в 1891 году придумал, как увеличить скорость этого инструмента, тем самым сделав возможным его использование в татуировке. Не знаю точно, но мне кажется, что Эдисон бы очень сильно нахмурился, узнав что его аппарат стал дедушкой всех татуировок XX и XXI века».

В данный момент Вам уже больше 80 лет, за все это время может быть Вы выработали какую-то свою личную идеологию?

«Никогда не напрягайся! И не позволяйте, чтобы кто-то заставлял вас напрягаться! Я даже сделал иероглифами этот слоган у себя на ноге».

Смотрите также: