Ванг Од Оггэй — национальное достояние Филиппин

Имя Ванг Од Оггэй, возраст которой некоторое время назад перевалил за сто лет, стало фирменным брендом, ради которого тысячи туристов едут на Филиппины лишь для того, чтобы сделать татуировку. Только благодаря ее мастерству, деревня Бускалан, где всю жизнь она прожила, имеет средства к существованию. Ванг Од Оггэй была при жизни признана Национальным Достоянием страны. Для церемонии вручения этого титула в удаленную горную деревню провинции Калинга был прислан вертолет ВВС Филиппин. Ванг Од Оггэй впервые в своей жизни так далеко удалилась от своих родных мест и посетила столицу страны город Манила. Там она стала настоящей звездой выставки Manila Fame 2017.

бускалан, калинга, ванг од, филиппины, деревня, традиционная татуировка, племенная татуировка, мастер татуировки

Многие поспешили упрекнуть организаторов выставки в беспардонной эксплуатации и самой Ванг Од Оггэй. Как и полагается, интернет был переполнен гневными комментариями по этому поводу. Но давайте послушаем как прокомментировала свое участие в этой выставке сама Ванг Од Оггэй: «Это была огромная честь для меня! Я делала татуировки. Организаторы постоянно требовали, чтобы я остановилась и отдохнула. Но если бы я так поступила, то я бы проявила неуважение к людям, которые приехали лишь для того чтобы сделать у меня татуировку, преодолев для этого многие тысячи километров. Многие тогда говорили, что меня эксплуатируют. Но дело в том, что я люблю то что я делаю! И это был мой выбор! Плюс ко всему я зарабатывала деньги для себя и своей деревни. У себя дома я и так работаю каждый день с 8 утра до 5 вечера».

бускалан, калинга, ванг од, филиппины, деревня, традиционная татуировка, племенная татуировка, мастер татуировки

«Тогда только и говорили, что о моей эксплуатации. А я просто хотела посмотреть как выглядит Манила. Мне нравится то, что я делаю! Плюс ко всему, я решила заработать денег. Не для себя, а для своей деревни. Ведь если бы не татуировки, она бы попросту исчезла с лица земли. У нас почти нет других доходов. Когда вы умрете, татуировка станет тем единственным, что останется с вами навсегда. Это сокровище, которое сможет пережить вас».

бускалан, калинга, филиппины, деревня, горы

Тысячи лет деревни севера Филиппин были вовлечены в кровопролитные междоусобные войны. Победу было принято праздновать ночью в обществе крепкого рисового вина, распивая его из черепов своих поверженных врагов. Отличившиеся в сражениях войны шли к мастеру, который назывался Мамбабаток, и делали себе татуировки. Они становились символом храбрости, гордости, а также прямым свидетельством того, скольких врагов убил носитель такой татуировки. Естественно, что такая традиция ужа давно ушла в небытие, однако Ванг Од Оггэй, или Мамбабаток, утверждает, что последнюю татуировку с подобным смыслом, она сделала не так и давно — в 2002 году.

бускалан, калинга, филиппины, деревня, традиционная татуировка, племенная татуировка, мастер татуировки

Но традиционные татуировки Филиппин были не только символом мужественности и силы. Для прекрасной половины племен Калинга татуировки были обязательным атрибутом привлекательности, без них девушка не могла считаться красивой. Такие татуировки начинали делать аж с 13 лет, причем часто на все тело сразу наносилась масштабная татуировка, а процедура занимала до трех дней. Очень часто жены делали себе такие же татуировки, что носили на себе их мужья: «Женщины нашей деревни такие же сильные как и мужчины. Они выращивают рис. Они кормят свои семьи. Мы можем носить огромные тяжести. И мы также имеем право носить такие же татуировки, как и у наших мужчин», — говорит Ванг Од Оггэй.

бускалан, калинга, филиппины, деревня, традиционная татуировка, племенная татуировка, мастер татуировки

Традиция национальных филиппинских татуировок долгое время была в забвении, однако сейчас намечается некоторый сдвиг в этом вопросе. Молодые юноши и девушки стали интересоваться данной составляющей своей культуры и истории. И выражается это не только в том, что все больше и больше молодых хочет носить на себе татуировки которые носили их предки, но и в желании постичь данное мастерство: «Девушки проявляют заметно больший интерес к освоению техники татуировки, которая насчитывает многие тысячи лет. Девушки трудолюбивы и терпеливы. Мужчины не могут быть столь внимательны к деталям, а также не могут долгое время сидеть на одном месте и выполнять одни и те же действия. Я никогда не была замужем и у меня нет детей. Да, у меня были парни, но в 25 лет мой любимый погиб от рук японских солдат, которые оккупировали мою страну. После этого, вместо того, чтобы выйти замуж за другого, я решила посвятить свою жизнь татуировке. С тех пор я полностью независима».

бускалан, калинга, филиппины, деревня, традиционная татуировка, племенная татуировка, мастер татуировки

В современной мировой культуре татуировка рассматривается как проявление индивидуальности. Однако, в противоречие этому, татуировка на севере Филиппин является символом принадлежности к своему роду: «Делая традиционные татуировки охотников за головами на телах иностранцев, я не нарушаю никаких правил. Дело в том, что на их телах эти татуировки утрачивают то значение, которое они бы имели в наших краях. Эти татуировки будут обозначать лишь одно, что их обладатель способен ценить прекрасное, а также оказал материальную помощь нашему племени. На самом деле, я счастлива, что теперь можно носить татуировки Калинга никого не убивая!»

бускалан, калинга, филиппины, деревня, традиционная татуировка, племенная татуировка, мастер татуировки

Девушки деревни, в которой живет и работает Ванг Од Оггэй, хотят перенять ее мастерство. Младшей из них на данный момент всего 9 лет. Однако всего двум девушкам Мамбабаток разрешает работать вместе с собой: «Я никогда никого не учила, и никого не собираюсь учить. Я просто позволяю смотреть на то, как я работаю. Татуировкам Калинга нельзя научить: ты либо можешь это делать, либо нет. Это должно быть в крови. Если кто-то решит сделать что-то подобное вне нашего племени, то традиция будет изуродована. У меня нет детей, и я разрешаю смотреть на то как я работаю своим внучатым племянницам. Я не хочу, чтобы эта традиция умерла вместе со мной».

Смотрите также: