Срезанные татуировки из Освенцима

«Татуировки — это единственное, что останется с вами навсегда», — любят говорить их обладатели. Однако, существуют такие татуировки, от которых хочется избавиться, причем, самым радикальным способом. И речь не идет о партаках, которые были сделаны по-молодости и по-глупости, как это было с Мел Би из Spice Girls или некой Торз Рейнолдс из Лондона.

бывшая узница Освенцима

Китти Харт-Моксон из Великобритании, которой на данный момент 97 лет, в послевоенные годы работала медицинской сестрой. Ее больничная униформа была с короткими рукавами, которые обнажали предплечья. На одном из них были изображены цифры — 39934. Эта татуировка привлекала внимание, как пациентов, так и персонала больницы. После того, как главный врач сделал предположение, что 25-летняя Китти Харт-Моксон наколола себе на руку телефонный номер своего парня, чтобы не забыть его, было принято решение — немедленно избавиться от этой татуировки.

срезанные татуировки узников Освенцима

«У меня был знакомый хирург, который согласился срезать эту татуировку. Меня достали глупые вопросы и перешептывания, людей, которые не желали знать правду. Я, просто, решила избавится от этих цифр, которые стали обузой для меня», — рассказывает Китти Харт-Моксон, которая в годы войны пережила вместе со своей матерью пребывание в Освенциме, а цифры 39934 — был ее инвентарный номер в этом лагере смерти.

срезанные татуировки узников Освенцима

«Мой номер был 39934, а номер моей матери — 39933. Также как и свою татуировку, после ее смерти, я попросила срезать и законсервировать. Я решила сделать так, чтобы их можно было сохранить. Ведь, это история, и не только наша. У всех, кто умер в Освенциме были такие татуировки и они их унесли с собой. И никто не хотел чтобы они у них были».

Эти татуировки стали экспонатами выставки под названием Поколения: Те кто выжил в Холокосте. Выставка проходит в Имперском военном музей в Лондоне и продлится до 7 января 2022 года. Надо сказать, что есть и обратные примеры отношения к подобным татуировкам. Так один пенсионер из Эстонии, наоборот — обновил в тату-салоне свой лагерный номер. Таким образом, по его словам, он проявил новый взгляд на память о жертвах Освенцима.

Смотрите также: